Мечтарь
После утреннего пробуждения у меня так заломили зубы, что вместо того, чтобы попытаться вспомнить сны, я принялся думать о запущенности своей ротовой полости.
Нужно было немедленно нарисовать будущее со здоровыми зубами, в противном случае думы, в которых было так много неприятия к себе, грозили обернуться очередным бессонным днём.
Фантазии о волшебнике в голубом вертолёте на этот раз не вызвали у меня прилива оптимизма. Пришлось мечтать о деньгах, которые уже не во сне, а въяве помогли бы мне справиться с этой проблемой. Иногда мысль о заработках вызывает у меня лихорадочную бодрость, но сейчас она навела на меня сонливость.
Чтобы заснуть, я обычно представляю, как встаю и иду. Ради заработка тоже надо было предпринять какие-то действия, я же чувствовал такую вялость, что даже не мог себя лишний раз выгнать в туалет. Отложенный визит к унитазу, кстати, интересным образом скажется на будущем сновидении. (Часть первая, к которой я не планирую делать иллюстраций, потому как иллюстрировать здесь нечего, ну разве что изобразить как я писаю...)

Как правило, мой ординарный ОС не отличается монолитностью, его разбивают на части моменты пробуждения, за которые я порой даже успеваю наговорить приснившееся на диктофон, но на этот раз всё было не так. Я не просыпался, зато три раза терял зрение. Слепота, даже если знаешь, что она временна, не очень приятное состояние, прежде всего из-за ощущения крайней уязвимости. Ты уже не охотник, а лёгкая добыча. По меньшей мере, один раз я ощущал себя именно так.
У меня нет уверенности, что я вошёл в сновидение так называемым прямым способом, то есть без обрыва сознания. Однако в памяти не сохранилось предшествующего осознанию сна, да и самого толчка осознания я не помню, так что, вряд ли способ был непрямым.

Я стоял на дорожке, ведущей к спортплощадке, в метрах тридцати от родительского дома. День выдался бессолнечный, но тёплый, жаль, наблюдать мне его пришлось не долго.
Не сделав и десятка шагов по направлению к площадке, я потерял зрение. Руки невольно вонзились во тьму, чернота её была бесконечной, но внешняя среда как будто ничуть не изменилась. Щёку всё также целовал ветерок, а ступни твёрдо стояли на покрытой глубокими выщерблинами дорожке, к тому же через пару секунд я припомнил, что слепота – в сновидении не редкость.

«Надо вернуть картинку. Картинка вернись!»
Не успел включиться мой обычный режим скептика, как чёрное покрывало спало. Картинка не просто проявилась, она впилась мне в глаза задранной сверх всякой меры яркостью.
По полю сновали ребята с волосами, выкрашенными в самые ядовитые цвета, в не менее вырви глаз - форме.
Салатные, розовые и рыжие пятнышки на синем, будто политом чернилами асфальте.
«Эй, а нельзя ли убавить цветность?» - мысленно возмутился я.
Стоило мне докончить мысль, как яркость резко упала, цвета облагородились, стали приятными глазу.
«Ну, это что-то совсем нереальное» - с сожалением отметил я.
Как всегда мне хотелось чего-то опасного, не подвластного воле, здесь же, если судить по отзывчивости на самую мимолётную мысль, был целиком и полностью мой мир.
Впрочем, я не был уверен в этом на сто процентов, некоторые сомнения всё же оставались, иначе я бы расстегнул ширинку прямо здесь, на глазах у ребят.
Когда зрение возвратилось, я ощутил тяжесть в мочевом пузыре, не то чтобы она была невыносимой, но сновидение, как я чувствовал, обещало быть длинным, и я боялся, что дальше будет хуже.
Никакие опасливые подозрения меня не мучили, я совсем забыл, что однажды проснулся сразу после отправления нужды.

За воротами, на которых кажется никогда не висело сетки, росли кусты. Я свернул к ним и вдруг обнаружил, что место, которое я собирался полить, занято малышами. Они сидели на панели, идущей по периметру пятиэтажки, прямо под пышным кустом сирени, на который я так рассчитывал.
Несмотря на крайнюю озабоченность, я отметил, как красиво смотрятся детские силуэты на фоне светлого воздушного коридора. Когда-то у меня тоже была панамка, и я легко умещался под аркой куста, а сейчас что?
«Это сон!» - одёрнул я себя, - «Твой собственный сон! Нашёл место для стеснения!»
Край зелёного оазиса пересекала тропка, здесь я и решил справить нужду. От малышей меня отделял только куст, но я повернулся к ним задом, так что если они и захотели бы подсмотреть за мной, то им пришлось бы ломиться через кустарник или же подойти ко мне с поля. В любом случае их появление не осталось бы незамеченным.

Прозрачная, как ключевая вода, моча шла медленно, мне приходилось выдавливать её из себя порциями, но вскоре мочевой опустел, и я ощутил самое настоящее облегчение.
Это было так удивительно, чувствовать свой опустевший мочевой пузырь, что я на некоторое время замер.
Не менее поразительным, казалась почерневшая от влаги земля. Вещи столь привычные наяву, в сновидении вызывают неизменный восторг.

Наконец я выбрался из своего уютного туалета, и отправился к расположенному тут же детсаду.

@темы: осознанные сны