13:21 

Фантомы (апрель)

Мечтарь
Последние мои сны упорно крутятся вокруг темы призраков. За несколько дней я увидел целых два подобных сна. Конечно, в этом можно обвинить «Битву экстрасенсов», но не ту, что я смотрю сейчас, а ту, что смотрел примерно две недели назад. Возникает вопрос – почему эта тема всплыла именно сейчас. Что во мне дало толчок к её выявлению?

В первом таком сне я подумал, что у меня открылся третий глаз и даже исполнился уверенности, что способность видеть фантомы сохранится у меня и по пробуждению. Сон не был осознанным, но обладал такой реалистичностью, что я полностью в него уверовал, так что мне было даже страшновато возвращаться в явь.

Позже я понял, что сюжет сна вдохновила «Битва экстрасенсов», а именно объяснение тамошнего медиума - Шепса по поводу вида фантомов, и комментарий одной из участниц, суть которого сводилась к тому, что способность видеть фантомы небезопасна.
-А что если они окружат его (т.е. Шепса) толпой? – вопрошала эта женщина, не помню в точности кто.

Действие сна начало разворачиваться неподалёку от дома, на неживописной площадке с одной стороны ограниченной теплотрассой, а с другой – гаражами. Как обычно я слонялся без дела, пока не остановился против гаража. Здесь я был скрыт от постороннего взгляда и мог спокойно насладиться ароматами поздневесеннего воздуха. Подслеповатый день клонился к закату, небо на западе выжелтилось, и стало казаться ещё более укрывистым и низким.

Вдруг я заметил краем глаза некое движение, оно испугало меня, и я буквально вонзился взглядом в проржавелую дверь гаража. Я подумал было, что движение вызвала нависшая над ней ветка, но это логичное объяснение тотчас пришлось отбросить. Из-за располагавшегося примерно в десятке метров от меня гаража, вышел полупрозрачный мальчик, с печальными, бархатными глазами. Глаза, первое, что притягивало внимание в его внешности, я так сильно сосредоточился на них, что не сразу разглядел тонкие черты восточного лица, худое тельце и почти не видимые ноги. На вид ребёнку было около десяти может одиннадцати лет.
Мальчик остановился в шаге от меня. Я протянул к нему руку, но встретился с воздухом. Глотка в момент пересохла, и мне стоило немалых усилий выдавить из себя глупый вопрос:
-Что ты хотел?
Мальчик склонил изящную головку набок. Я снова сделал выпад вперёд и вдруг ощутил под пальцами плоть, вернее оформленную в неё густоту воздуха. Мне стало ясно, что чем сильнее я сосредотачиваюсь на фантоме, тем более ощутимым он становится, того и гляди превратится в человека из плоти и крови!
Первоначальный испуг прошёл, теперь я был способен осмыслить происходящее.
«У меня открылся третий глаз» - не без довольства решил я.
«Фантомы могут быть полезными, нужно поразмыслить, как я могу использовать этого мальчика».
Вдруг призрак устремил свой печальный взгляд в пространство за моей спиной. Я обернулся, из воздуха оформлялось лицо женщины. Скоро из похожих на дым клочков отлились её шея и плечи, а когда дело дошло до рук, они не повисли вдоль бёдер, а сразу оформились в протянутые ко мне плети.
-Помоги!
Я не уверен, что слышал её голос, но губы точно сложились в уколовший мне сердце призыв.
Рядом с незнакомкой начала проявляться ещё одна женщина, с тем же, исказившим черты скорбным выражением. За ней явилась старуха, и теперь ко мне были протянуты три пары рук. Чуть погодя пришло несколько мужчин, они встали за мальчиком, безмолвные и высокие как древние идолы.
Не прошло и пяти минут, как я был взят в плотное кольцо. Чем сильнее я пытался вглядеться в явившийся фантом, тем вещнее он становился, и тем нестерпимее давило на живот.
-Отче наш, иже еси на…
Задыхаясь, я пытался вспомнить главную христианскую молитву, но из-за паники в голове всплывали лишь отдельные слова.
-И избави…
Я крестил толпу, но её это, похоже, ничуть не отпугивало, ко мне продолжали тянуться руки, а губы, которым теперь кажется, не было числа, продолжали складываться в жалобное:
-Помоги!
Я совсем утратил способность думать, теперь за меня думало тело, глаза заметили, что в толпе имеется небольшая прореха, и я стремглав ринулся в неё. Бежал я долго, до тех пор, пока путь мне не преградил бетонный забор. Только здесь я понял, что оторвался, что никаких фантомов вокруг меня больше нет. Между плитами имелись деревянные перегородки, по одной из которых я вскарабкался наверх и, усевшись на стену, сначала выровнял дыхание, а потом принялся размышлять о нечаянно свалившемся на меня даре.
Со стены открывался вид на железную дорогу, на ближних путях ржавело два состава, а вдалеке шёл затянутый в лягушачий комбинезон обходчик.

При взгляде на него мне сделалось по-настоящему жутко. А я уверен, что это не призрак? Как вообще можно отличить плотные фантомы от живых людей? И совсем уж страшный вопрос: не являются ли живые люди, накаченными моим вниманием фантомами?

____________________________________________________________________________________________________________________

Сегодняшний сон, как можно понять по вступлению, также касался призраков, но не был жутким. Я будто бы прознал о том, что с помощью некого ритуала можно впитать в себя фантом или другими словами информационную оболочку недавно умершего человека.
В самом ритуале не было ничего таинственного, надо было найти уединённое место, во всех деталях представить образ умершего человека и выкрикнуть намерение впитать его.

День для ритуала я выбрал ненастный, с севера дул мокрый ветер, вызывая настоящий гвалт в обыкновенно перешёптывающихся между собой камышах. Я пробрался в самый центр камышовой заросли и, остановившись там, произвёл нужные действия, добавив к ним от себя признание в любви. Было радостно перекрикивать гнущий камыши ветер.
-Я люблю тебя! Люблю!
Волосы лезли в рот, и всё же я ощущал себя повелителем бури.
Наконец дело было сделано, мне показалось, что проще будет не возвращаться к тропе, а обойти заросли с берега. Именно здесь, рядом со склонившимся к бурной воде деревом я встретил незнакомого мужчину.
Оказывается, за мной подглядывали. Впрочем, я был так воодушевлён, что не смог выказать возмущение.
-Я бы хотел знать, - алчно сверкнув глазами, обратился ко мне незнакомец.
-Знать что? – будто сквозь сон отозвался я. - Вы же всё видели.
-Слышал, - уточнил мужчина. - Но наверняка же есть детали.
Теперь взгляд был противно подобострастным, ещё немного и незнакомец хлопнется передо мной на колени.
-Пожалуйста, я так любил свою жену!
Как я и боялся, мужчина сполз на колени. Смотреть на него было противно, я приказал ему встать.
- Главное намерение! Оно должно быть твёрдым, никаких сомнений. И сосредоточенность на образе умершего, столь же непоколебимая.
-Ясно, ясно!
-Не понимаю, зачем вам это. Впрочем, это не моё дело.
Я развернулся и пошагал от мужчины. Скоро ко мне вернулась способность мыслить, и вместе с ней проснулся внутренний скептик. Он заставил меня рассмеяться.
Я был так величественно серьёзен с этим идиотом, а ведь ритуал-то полная безделица.
Впрочем, у него может быть терапевтический эффект. Сейчас я чувствую себя хорошо, а значит и этому безутешному вдовцу может стать лучше.

Домой идти не хотелось, я решил прогуляться по набережной. Лицо сидящего за столиком уличной кафешки мужчины показалось мне знакомым. Я вдруг вспомнил его имя и начал гадать не актёр ли он.
Мужчина заметил, что я его рассматриваю и пригласил меня за стол. Я неожиданно для себя согласился. Незнакомец попросил подать ему лежащие на моей стороне стола сигареты. Я протянул их и поразился странности своего жеста. У незнакомца тоже появилась складочка между бровями.
-Мы раньше не встречались? – поинтересовался он.
-Исключено, - ответил я.
Мужчина прикурил и представился. Я знал его имя, так что знакомство было лишь уточнением неизвестно откуда поступающих данных. Постепенно я вспоминал о нём всё больше, но процесс вспоминания был прерван присоединением к нашей компании ещё одного мужчины. Как оказалось, это был друг знакомого мне незнакомца. Не помню чего уж я такого ляпнул, но разговор зашёл о чакрах и я описал два высших энергетических центра, а именно сахасрару и аджну. Описание, что я дал, было книжным, ведь в отличие от первых пяти чакр, они были мне малоизвестны. Я нарочно начал сверху, боялся, что описание вишудхи сделает меня слишком экзальтированным, но когда подошло время рассказывать о горле, меня прервали.
К столу подплыла официантка. Я думал, что она обслужит нас и уйдёт, но «знакомый незнакомец» вдруг начал с ней флиртовать, и я понял, что это ему интересней, чем мои рассказы. Признаться, я почувствовал себя уязвлённым, ведь он, как я сейчас понимал, некогда был моим лучшим другом.

Очевидно, что в этом случае «Битва экстрасенсов» ни при чём. Скорее тут можно найти отсылки к «Голове профессора Доуэля». Каюсь, такие мысли не раз меня посещали. Вкачать память умершего в мою несчастную голову и тем самым дать ему вторую жизнь. Не знаю уж откуда такая самонадеянность, но мне отчего-то кажется, что я мог бы неплохо распорядиться чужой памятью, своей - нет, а вот чужой - совсем другое дело!

@темы: просто сны

URL
   

Черновик

главная