13:24 

РЕСТОРАН И ГИМНАСТЫ

Мечтарь
Осознанный сон от девятого мая начался с довольно живописной сцены. Прогуливаясь по незнакомому парку, я набрёл на раму, в которую помещалась мозаичная скульптура; при взгляде в фас композиция выглядела как двухмерный поясной портрет, но стоило немного сдвинуться, как она обретала объём.
С верхней, покрытой мхом и ползучими травами, балки срывались струи воды. Вода падала в неглубокий зацементированный сток, который в отличие от скульптуры не был покрыт мозаикой. Раму тоже не оформили, но её скучную бетонную серость невозможно было рассмотреть; растения почти не оставляли зазоров.
У меня был с собой фотоаппарат, и, конечно же, я не смог отказать себе в удовольствии запечатлеть столь замечательный арт-объект, напомнивший мне одновременно творения Хоана Миро и великого Гауди.
Другой на моём месте, наверное ограничился бы кадрами с площадки, но я не был бы собой, если бы не полез под арку.

Камеру обдало фейерверком брызг, однако снимок получился таким сочным, что я сразу забыл об опасности убить отнюдь не водонепроницаемую технику. Стена здесь делала крутой изгиб, с площадки никак нельзя было рассмотреть второе изваяние, а отсюда можно.
Из первой рамы мне улыбалась девушка похожая на Мону Лизу, во второй раме сидел собранный из жёлтых и синих кусков мужчина, в котором можно было опознать Ван Гога.
Робкий дождь перестал, и выглянувшее из-за туч солнце, нарисовало на бьющих сверху струях яркие радуги. Дух захватывало от такой красоты!

За второй скульптурой располагалась третья, опять же совершенно самобытная, здесь никак нельзя было понять, мужчина перед тобой или женщина. Изваяние было абстрактным, в духе кубизма. Я гадал, какая скульптура будет следующей, но за третьей рамой виднелась обычная прямоугольная дверь. Прямо за стоком стояло одноэтажное здание, если верить вывеске – ресторан. Открытие раздосадовало меня, я понял, что все эти скульптуры-водопады устроены не ради искусства, а для привлечения посетителей.

Карманы мои были пусты, и всё же, несколько помявшись в залитом прохладной водицей стоке, я решил войти в неприметную дверь.
«Не выгонят же меня прямо с порога» - рассудил я.

Не сразу мне удалось разглядеть стоявшую в коридоре женщину, за порогом оказалась такая темь, точно единственным источником освещения здесь была открытая мной дверь.
На женщине сидела обычная для официантов униформа, верх которой составляла белая блуза, а низ - синий фартук.
- Здравствуйте! – женщина слегка качнула головой.
- Здравствуйте, - отозвался я и, старясь совладать с охватившей меня неловкостью, протараторил. - Какая интересная у вас здесь задумка, специально для привлечения клиентов?
-Да, - коротко подтвердила женщина, и тут вдруг её прорвало, - Охота же им шлёпать по воде! Там конечно есть бортик, но всё равно пока дойдёшь, будешь весь мокрый! Не понимаю я этого, но народу нравится!
Женщина давно преодолела бальзаковский возраст и, похоже, троекратное купание совсем её не прельщало. Я собирался было продолжить нашу светскую беседу, как внезапно покачнулся от толчка осознания.

Не успел я толком его прочувствовать, как мизинец сам собой вскочил на женщину. К сожалению, официантка не порадовала меня свечением. Потеряв к ней интерес, я двинулся по коридору, который вывел меня в довольно внушительное помещение.
Непонятно было, что здесь делает такое количество народа, но мне это вавилонское столпотворение пришлось только на руку, ведь я настроился на призыв видения. Жаль, что видение, как это нередко случается, не настроилось на меня.
Как уж я только не изгалялся, и правой рукой и левой, даже на крик перешёл.
-Я хочу видеть энергию!
Тщетно, только гулкое, будто насмехающееся эхо в ответ. Один мужчина, правда, как будто бы вроде бы блеснул ядовито-зелёным отсветом, но схватившись за него, я понял, что вряд ли это его собственный свет. Отчаявшись, я перешёл на предметы, но и предметы оставались непроницаемыми.

Как и в одном из прошлых сновидений, в какой-то момент мне вдруг отчаянно захотелось пописать. Тогда у меня возникли проблемы с поиском туалета, сейчас же я выбежал прямиком к оформленной треугольниками двери. Кабинки в туалете оказались голубыми, местами облупленными, зато со шпингалетом и унитазом.

Писалось на удивление легко, но я пару раз всё же задержал влагу. Хотелось полнее прочувствовать этот необычный процесс. Необычен он был, конечно же, своей обычностью. Я стоял в столь идеально воссозданной кабинке, что скажи мне сейчас кто-нибудь, что она - есть творение моего ума, и я бы рассмеялся ему в лицо.
Ни в половых органах, ни в бьющей из меня жидкости тоже не было ничего, что выдавало бы иную реальность. Мочевой пузырь опустел, и как я знал по прошлому сну, он будет пуст и после пробуждения.

Всё это чрезвычайно увлекло меня, так сильно, что я даже подзабыл о том, чем занимался до того. Впрочем, появление людей быстро вернуло мне память. Я опять полосовал уже не раз проверенных девушек-танцовщиц, и тут вдруг вспомнил о той самой женщине, перед которой осознался. Пути обратно я не помнил, но это и не понадобилось, оказалось, что официантка теперь стояла неподалёку от танцевального зала.

Я подошёл к ней и сходу атаковал вопросом, есть ли здесь какие-нибудь светящиеся существа.
Она ответила, что есть. Я собирался было снова начать забег по зданию, как вдруг меня осенило. А не она ли то самое существо, что я ищу!
-Я хочу видеть энергию! – заорал я ей в лицо.
-Ну что ты кричишь! – осадила меня женщина, но я продолжал призывать видение, до тех пор, пока мой энтузиазм окончательно не дал дубаря.
«Свет клином, что ли на этом видении сошёлся?» - отчитал я себя. – «Есть же что-то ещё, думай!»
Думалось недолго, уже через пару мгновений я вспомнил о пассах.
Коридор перед залом был не лучшим местом для их исполнения, так что я вошёл в одну из распахнутых рядом дверей.
За дверью меня будто по заказу ждала пыльная комнатка без мебели.
Обычно я выписываю два круга над головой, но сейчас решил заняться метанием точки сборки. Два первых движения не вызвали у меня никаких сложностей, а вот на третьем замахе я забуксовал. Плотность за спиной сделалось такой густой, что я с трудом достал из неё сначала правую, а потом левую руку.

Казалось, что за спину уже не протиснуться, и всё же я сделал ещё один замах, и вдруг нащупал знакомое мне по давним снам образование, ту самую предположительную точку сборки. На ощупь точка походила на шарик с вытянутым концом. Каплевидный комочек казалось, сейчас же выпрыгнет из моего кулака. Я сжал его и попытался выбросить вперёд, однако силы были на исходе, и никакого существенного сдвига я не добился. Не было привычного в таком случае опьянения, я вообще не почувствовал никаких изменений. Это вызвало у меня сильную досаду. Вместо того чтобы гоняться по коридорам, я мог сразу сосредоточиться на себе.

Дальше, я по всем вероятиям проснулся, после чего забылся неосознанным сном, в котором моё «я» до того размылось, что я становился любым персонажем, на котором долго задерживал взгляд.

Сначала я был мужчиной, который сох по юной гимнастке. Спортсменка эта будто бы умела воспринимать людей, как энергетические яйца, что, конечно же, составляло предмет моей зависти. Но вскоре я сам каким-то образом оказался в гибком теле этой юной видящей, и теперь с явной опаской смотрел на мужчину, которым недавно был. Он давно за мной подсматривал, и это сильно меня волновало. Мне хотелось пожаловаться на него тренеру, но разве смотреть это преступление? Она могла просто высмеять меня.
К тому же мужчина привлекал меня внешне. Однажды он не выдержал и спросил, сколько мне лет. Мне едва исполнилось пятнадцать, но губы сами собой сложились в «семнадцать».
-А мне двадцать три, - соврал в ответ мужчина. – Давай встречаться?
Столь беззастенчивое предложение поставило меня в тупик, мне одновременно хотелось ответить согласием и послать этого кавалера куда подальше. Наконец, ответ пришёл, может и глупый, но расставляющий точки над i , «я ещё маленькая». Но сказать заветные слова у меня не получилось, в зал вошёл длинноволосый мальчик, и я не заметил, как оказался в нём.
-Эй, гимнасточка! – поздоровался со мной класс, в который я вошёл после тренировки.
-Будешь как Алина Кабаева?
В голову полетела бумажка. С напускным спокойствием я принялся извлекать её из волос. Нервы были на пределе, хотелось вскочить и избить обидчиков, но я не мог, скоро соревнования, допустят ли меня на них, если я себе что-нибудь сломаю?

После уроков ещё одна тренировка – вечерняя. Привычным движением закручиваю бинты вокруг запястий. Эта девушка…Где я её видел? Ах, да, это же та самая счастливица, что учится экстерном. Вот бы и мне перейти на домашнее обучение, не видеть больше все эти рожи, не слышать издевательств!

Я снова она. Иду домой. У меня есть сестра, так что спим мы на двухуровневой кровати. Сейчас сестры дома нет, и я беспечно плюхаюсь на её место. Сначала как будто всё нормально, но чуть погодя я начинаю задыхаться. Днище верхней кровати нависает так низко, что мне кажется, что меня заколотили в гроб. В панике выкатываюсь оттуда, пытаюсь отдышаться, и вдруг цепляюсь взглядом за зеркало. Оно стоит прямо напротив меня, такое знакомое…Подхожу, всматриваюсь в гладь. Как странно…Отражения нет. Надавливаю на стекло макушкой, но оно не поддаётся. Внизу стоит монитор, недолго думая, начинаю щемиться в него. Пластик сдавливается в гармошку, проталкиваю себя глубже, и вдруг просыпаюсь.

@темы: осознанные сны

URL
   

Черновик

главная