Мечтарь
В конце мая мне приснилось целых два сна, в которых я пытался влезть в зеркало. Один сон был осознанным, а другой – обычным, но не лишённым любопытности.

Заснув ближе к вечеру, я видимо почти сразу осознался, вернее сказать принялся вести себя как заправский сновидец. Самого момента осознания я не помню, зато помню себя, присевшего перед зеркалом. Поза, которую я поспешил принять, объяснялась тем, что зеркало было напольным и совсем не высоким. Конечно же, я недолго любовался своим отражением, обычно завидев зеркало, я тотчас пытаюсь в него влезть, то же действие я проделал и нынче. Однако стекло отказалось принять меня в свои тугие объятия. Поверхность его даже не шелохнулась, и дальнейшие попытки проникнуть внутрь ни к чему не привели.
Но тут вдруг меня осенило интересной мыслью: а что если попытаться размыть своё отражение?

Я расфокусировал глаза, позволив лику раздвоиться, вскоре отражение напоминало сильно растянутую плащаницу. Я тронул пятно руками и почувствовал заметное истончение плотности.
Чуть погодя, стекло обратилось приятной на ощупь плёночкой, в которую я, теперь уже ничуть не сомневаясь в успехе, воткнулся макушкой. Но плёнка оказалась не такой тонкой, какой выглядела со стороны. Пришлось отталкиваться от пола всеми конечностями и буквально щемиться внутрь.

Наконец мне удалось пробить брешь в Зазеркалье, и я устремился головой вниз. Полёт вызывал головокружение и тошноту. Я перекувырнулся и потерял ориентацию. Коричневая взвесь полнилась пасмурным светом, позволившим мне сосредоточиться на прижатых к животу ногах. Я не знал куда падаю, и когда это всё закончится.

В итоге меня выбросило из другого зеркала. Выброс был резким, выбившим из меня дух. Некоторое время я пролежал без движения, силясь рассмотреть находящийся на неизвестно какой высоте потолок. Комната была погружена в почти непроглядную тьму, но за спиной бил свет, я буквально всей кожей ощущал его давление. Сил встать по-прежнему не было, но я приподнялся на локте и, оглянувшись, увидел высвеченный солнцем дверной проём. Наконец, я поднялся на ноги и, сделав несколько шагов, ступил за порог.
В уши единой симфонией ворвались протяжный скрип придавленной половицы, щебет птиц, и шуршание листьев.
Я стоял на увитой виноградом террасе. Листья нестерпимо бликовали, сочные, полные жизни, не то, что дом позади меня. Некогда его интерьеры были такими же синими, как августовское небо, но сейчас краска обвалилась, обнажив источенное дождями и жучками дерево.

С тянущим чувством в сердце я погладил чудом сохранившийся поручень. Отшлифованное дерево хранило память о бывших хозяевах, теперь же в руинах хозяйствовала зелень, виноградные побеги протягивали свои трогательные усики в самые тёмные щели. Потолок над террасой грозил обвалиться. Стараясь не дышать, я начал переступать с одной живой половицы на другую. Множество досок выпало, обнажив засыпанные опилками выемки. Должно быть, в них водились мыши. Я хотел спуститься в запущенный сад, но вместо этого вдруг ощутил под собой диван. Первой моей мыслью было: интересно, смогу ли я явиться туда ещё раз?
Почему-то ещё во сне у меня возникло ощущение, что таинственный дом расположен в Грузии.

Следующий «зеркальный» сон привиделся мне буквально на следующий день. Действие его происходило в школе. Я не позаботился о том, чтобы запомнить предшествующий сцене с зеркалом сюжет, только и отметил, что старый еврей, что вёл у нас историю искусств, явился на занятия пьяным. Само по себе это было нонсенсом, странно даже, что я не осознался. Не удивил меня и вид поставленного у первой парты зеркала. Увидев его, впрочем, я сразу же решил отправиться в Зазеркалье. Но стоило мне подойти к зеркалу, как на меня вдруг напала робость. Я вспомнил, что в зеркалах нередко прячутся ловушки.
За первой партой сидела незнакомая девчонка, я подозвал её и указал на зеркало.
-Можешь влезть в него? – спросил я.
Девчонка пожала плечами.
Я коснулся стекла ладонями и начал делать всплёскивающие движения, какими обычно размывают отражения на глади речки. Вскоре в середине зеркала появилось углубление.
-Лезь! – предложил я.
Девочка наклонилась, и я нажал ей на затылок. Логично было бы следом дать ей пинок, но меня вдруг посетило такое неприятное чувство, как совесть.
Девчонка, в отличие от меня, понятия не имела на что подписалась. Ведь внутри зеркала и впрямь может оказаться ловушка. Я не раз попадал в такие ситуации и знаю, как действовать, она же очевидно потеряет контроль над собой, а значит вряд ли сможет возвратиться.
Я потянул доверившегося мне добровольца обратно.
-Нет, - выдавил я. – Лучше тебе этого не делать.

@темы: осознанные сны, просто сны