21:40 

Под лестницей

Мечтарь
Неделя прошла без осознания, но поздним вечером двадцатого июня я снова смог понять, что нахожусь во сне. Осознание было неровным, я то прозревал, то начинал клевать носом, то есть с головой погружался в сюжет.

Нельзя вспомнить, куда я нёс целый ворох своих рисунков. Как будто первой запомнившейся мне сцене предшествовал не лишённый любопытности сюжет, но в наследство от него достались только рисунки.

На дворе стояла густая темень, какая бывает перед грозой. Трудно было сообразить, как давно закатилось солнце, только что или час назад. Воздух был недвижен, как застоявшаяся вода, и резкий порыв ветра застал меня врасплох.
Рисунки вырвались из рук и взметнулись в почти насквозь прочерневшее небо, порыв отличался такой силой, что гнаться за ними казалось делом безнадёжным, и всё же я воткнул ладони в темноту, и смог выудить два листа. Я сощурился на свою добычу, но это было излишне: белые бумажки резко выделялись в темноте. Рисунки не отличались особенной проработкой, и я решил, что не стоит о них сожалеть, к тому же ветер унёс не всё. Улов мой был более чем скромен, но то, что мне вообше удалось что-то поймать - дорогого стоило. Засунув листки в карман, я обернулся на запад.

Ветер надорвал полог туч, и теперь было видно, что закат отгорел, но ночь ещё не наступила. Стояли сумерки: сверху – тёмные, снизу – водянисто кровавые.
Я поглядел на высящееся справа здание, это было одно из крыльев школы. Слева и сзади темнел частный сектор, а впереди, на школьном дворе загорались круглоголовые фонари.

Я так увлёкся осмотром пейзажа, что не сразу понял, что вишу в воздухе, сантиметрах в тридцати от земли, а когда понял, с задором принялся сучить ногами. Тело послушно отозвалось на движение и помчалось вперёд, к фонарям. Время было позднее, и мне полагалось поспешить домой, но впереди я заметил людские тени , и теперь мне не терпелось показаться прохожим на глаза.
«Интересно, что они подумают, когда увидят, что я иду не по земле?»
Реакции оставалось ждать недолго, но я так быстро двигался, что люди просто меня не заметили.

Несколько разочарованный, я не без усилий замедлил свой бег и задумался, что делать дальше. Школа манила, но я понятия не имел, как в неё пробраться. Наконец меня осенило, может и не слишком гениальной, но всё же не раз срабатывавшей идеей. Если меня остановят, я сострою скорбную мину и скажу, что забежал в туалет.

Несмотря на поздний час, дверь оказалась не заперта, я прошёл внутрь, и меня никто не остановил. Начинающийся неподалёку от входа коридор ярко освещался, я вильнул в него и неожиданно наткнулся над стоявших перед столовой мужчин. И это ещё не всё, слева от них ошивалась Людка.
Я внимательно всмотрелся в лица незнакомцев, а потом вполголоса обратился к Людмиле.
-Люд, как такое может быть? Это же люди не из школы!
У мужчин были лица преподавателей из училища, не то чтобы точь-в-точь, однако сходство бросалось в глаза.
- А! – приложился я костяшками ко лбу, - конечно, я же во сне!

Людка совсем перестала меня интересовать, я добежал до конца коридора, и свернул влево. Глаза точно выкололи. «Что ж здесь темнота-то такая?» - вопросил я мысленно, и коридор тотчас озарился светом.
Порадовавшись отзывчивости здешней реальности, я снова завернул, на этот раз к лестнице, что вела на этажи средней школы. С освещением опять творилось неладное, свет то разгорался, то резко гас. Услышав шум, я юркнул под лестницу.
Сверху спускался школьник в синей советской форме. На нижней площадке, ближе к лестнице под которой я схоронился, стоял шкафчик.
«Отродясь здесь никаких шкафов не было», - удивился я.
Школьник тем временем воровато открыл дверцу и что-то сунул внутрь. Он уже хотел подняться, как вдруг заметил меня.
-Так, - подал голос я, - давай так, ты не видел меня, а я не видел тебя!
Мальчишка кивнул и вдруг выдал такую заумную фразу, что я назвал его Бродским, просто не знал с кем ещё сравнить не по годам велеричивого ребёнка, голова была девственно пуста.

Школьник ушёл, но за ним, с той же, ведущей на второй этаж лестницы спустились ещё двое ребят. Они то ли были облачены в костюм крокодила, то ли несли его фигуру, я выпрямился во весь рост, но меня не заметили, точно я был фантомом.

Осознание почти полностью меня покинуло, я не мог вспомнить как здесь оказался, но волновался о том, что время позднее, а я не уведомил мать о том, где нахожусь.

Вдруг тишину снова нарушил звук приближающихся шагов, теперь уже из коридора. Я вылез из-под лестницы и всмотрелся в слегка разбавленную оконным светом темноту, от туалета отделились две тени: мужская и женская.
«Охранники!» - блеснуло у меня в уме.
Незнакомцы взмахнули руками, и впереди них полетели облачные светящиеся фигуры. Они походили на патронусов из «Гарри Поттера», но я, как это бывает не только во сне, но и наяву попутал патронусов с дементорами, и быстро довёл себя до паники.
Мне одновременно хотелось закопаться в лестницу и выпрыгнуть в окно. Я выбрал лестницу, но ощущение, что я загоняю себя в ловушку, вызвало у меня почти животный ужас.

«Идиот, ты же во сне!» - наконец вспомнил я. «Ничего они тебе не сделают, можешь даже выйти им навстречу!»
Я хотел последовать совету голоса, но бело-серебряные облака погасли, и коридор снова окутала тьма.

Впору снова начать бояться, но вернувшееся осознание обернулось приятными ощущениями довольства и покоя. Я подивился тому, как долго здесь сижу, и при этом меня ни разу не посетили признаки просыпания. Казалось, что я могу провести тут целую вечность. Ощущение, конечно же, ложное.
Скорее всего, я не просидел под лестницей и пяти минут.

Внезапно на ум мне пришла идея поискать точку сборки. Я выполз из-под лестницы, и принял позу всадника. Однако за спиной упорно ничего не удавалось найти, мало того я даже не смог нагнать привычной вязкости. Словом – ровно таких же успехов я мог добиться въяве.

@темы: осознанные сны

URL
   

Черновик

главная