Мечтарь
Как я написал в своём недавнем велеречивом вступлении – хуже всего мне запомнился первый эпизод сновидения.

Проснувшись, я прекрасно помнил последнюю сцену, ведь она случилась буквально мгновение назад, что до первых эпизодов, то с них, кажется, минуло не меньше часа. В яви-то бывает непросто вспомнить, что делал так давно, что уж говорить о сновидении.

Осознался я не на засыпании, но до последнего не мог вспомнить, какая именно картина позволила мне понять, что я во сне. Если бы я не был терпелив во вспоминании, то верно это так и осталось бы для меня загадкой, но я призвал себя не сдаваться, и после выравнивания дыхания вдруг смог уцепиться за горную перспективу.
Многие годы мне не даёт покоя эта картина. Горы на юго-западе. Всегда почему-то в этом направлении.
Если подумать, то Кавказ как раз где-то там, однако не факт, что под горами подразумеваются географические объекты, а не символ чего-то недостижимого.

Обычно я вижу одиночную гору или несколько вершин, в последнем же моём осознанном сновидении передо мной выросло настоящее собрание высот, как снежных, зубчатых, так и выветренных, похожих на останцы Колорадо.
Вся эта хаотическая масса полностью заполнила собой горизонт, не оставив места моему району и расположенному за ним вокзалом.
Увидев горы, я тотчас кинулся к ним, но пробежав всего несколько метров, вдруг вспомнил, что уже не раз наблюдал такую картину и, что попытки добежать до интригующих меня вершин неизменно оканчивались неудачей.

Горы не казались мне сплошным нагромождением вершин. Я чувствовал, что между ними пролегли долины. Именно они, как мне чудилось, способны раскрыть тайну странного для наших мест ландшафта. Однако ближняя, почти без промежутков гряда не оставляла шанса разглядеть низины. И тут вдруг мне пришло в голову, не бежать к горам, а найти точку выше переднего кряжа.
Идея прямо сказать – нелепая, что может быть выше гор, но во сне она показалась мне очень даже разумной.

Стояло солнечное утро, и горы были окрашены по-разному.
Ближняя ко мне гряда приковывала взгляд тёплой коричневатой окраской, средняя казалась отражением лазоревого неба, а дальняя таяла в серо-синей дымке.
Меня тянуло заглянуть в промежуток между передним и средним кряжами, и я поскакал было к расположенной неподалёку каланче, как вдруг осознал, что достаточно будет приподняться на носках.

Это была даже не мысль, а телесное чувство, которое въяве возникает при неожиданном появлении препятствия. Ты не успеваешь подумать, сможешь ли через него перемахнуть, всё происходит на автоматизме.
Но перед тем как совершить прыжок, ты что-то чувствуешь или скорее предчувствуешь. Как будто уже не стоишь на месте, а находишься на полпути к цели.

Стоило мне перенести вес тела на переднюю часть ступней, как я начал стремительно расти. Через несколько мгновений горы оказались внизу, и мне открылись лежащие между ними долины.
Долины были узкими и пустынными, местами будто выметенными, местами ощетинившимися похожими на зубья валунами.
Тайна была раскрыта, но я по-прежнему недоумевал. Как вышло так, что я в момент обратился в превосходящего горы великана?

Тут-то меня, кажется и осенило. Я во сне, а во сне и не такое возможно!

@темы: осознанные сны